Знакомьтесь: китайский Стив Джобс — Лей Джун

Знакомьтесь: миллиардер Лей Джун, основатель Xiaomi – самой горячей компании по производству смартфонов в Китае. И если верить Лею Джуну, он следующий Стив Джобс.

Базирующаяся в Пекине компания Xiaomi выпускает MI-One – мощный смартфон на базе двухъядерного процессора Qualcomm, однако цена его заметно ниже, чем у многих аналогичных моделей конкурентов в Китае. Сочетание высоких показателей и доступной цены китайские покупатели оценили: когда минувшей осенью состоялся анонс MI-One, всего за 34 часа Xiaomi получила около 300 тыс. предзаказов. Менее чем за год Лею удалось продать 3 млн устройств. MI-One не просто популярен – он чертовски популярен. Почти как Apple.

Лей – венчурный инвестор, серийный предприниматель, а теперь и публичное лицо Xiaomi. Как и у Джобса, у него есть свои преданные поклонники, преимущественно молодые китайцы, повернутые на гаджетах. Каждый год Xiaomi устраивает огромную встречу с фанатами, напоминающую религиозный обряд поклонения: убежденные фанаты поют, хлопают и играют в игры. У микроблога Лея более 4 млн подписчиков, и ежедневно он тратит часы на общение с пользователями через внутренний чат Xiaomi – MiTalk.

Первый успех к Лею пришел в 2004 году, когда он продал Amazon свой онлайн-магазин Joyo.com за $75 млн. Спустя три года Лей вывел на гонконгскую биржу антивирусную компанию Kingsoft. Он является инвестором UC Web, производителя мобильного браузера и YY.com с приложением – видео в реальном времени.

Лей основал Xiaomi в 2010 году вместе со своим другом Лином Бином, бывшим инженером Microsoft и Google, который сейчас занимает должность президента компании. Они во многом похожи – обоим по 43 года, оба женаты, у обоих дочери – у Лина три, у Лея две. Месяцы напролет главной их мечтой было создание телефона с высоким качеством и низкой ценой.

Главная идея – субсидировать стоимость самого устройства, подвигая пользователей платить за разно­образные сервисы. Напоминает стратегию iPhone, не так ли? Это лишь одна из параллелей, которая есть между Xiaomi и Apple. К сравнению с Джобсом Лей относится со смесью любви и ненависти. Он заявляет, что Джобс его вдохновляет, но при этом отказывается признать копирование его манеры одеваться. По словам Лея, постоянные джинсы в сочетании с черной водолазкой – это реклама его интернет-магазина одежды Vancl. «Вначале меня это бесило. Но теперь мне уже все равно», – говорит Лей о сравнениях. Коллеги, впрочем, рассказывают, что бизнесмена выводит из себя, если его называют Лей-Бу-Си (по аналогии с китайским именем Джобса – Кьяо-Бу-Си).

Сам себя Лей не сравнивает с Джобсом. Более того, он, не боясь вызвать ярость фанатов Apple, много раз заявлял, что в Китае он может достичь успеха, который Джобсу и не снился.

«Если бы Джобс жил в Китае, он, возможно, не добился бы успеха, – заявил Лей в интервью Forbes. – Он был ярым перфекционистом, тогда как в нашей культуре предполагается более умеренное отношение к вещам». По его словам, в Китае просто необходимо идти на компромиссы. Многие американские компании неспособны это понять. Google, ретировавшийся из Китая после продолжительных нападок по поводу цензуры, – живой тому пример.

Так или иначе, очевидно одно: Лей, как и легендарный глава Apple, окружен шумихой. Стремительные продажи MI-One на начальном этапе происходили исключительно за счет сарафанного радио – никакой телевизионной или печатной рекламы. И страсти не собираются утихать – цифра продаж на данный момент составляет 3 млн, но уже к концу года она должна вырасти до 5–6 млн смартфонов.

Популярность Лея частично объясняется его публичным конфликтом с Чжоу Хунвэем, гендиректором Qihoo 360 Technology – компании с биржевыми котировками Nasdaq и рыночной капитализацией в $1,9 млрд. Однажды Чжоу заявил, что Xiaomi зарабатывает на каждом смартфоне по $100, поэтому фанаты, которые верят рассказам Лея о дешевизне «железа» и о том, что прибыль, дескать, идет от сервисов, – полные дураки. После этого Чжоу разболтал журналистам новость о последнем раунде инвестиций в Xiaomi, по итогам которого компанию оценили в $4 млрд. По словам Лея, цифра правдивая, но многие инвесторы были крайне недовольны просочившейся информацией о них.

Вся эта вражда красноречиво говорит о том, что Qihoo соперничает с Kingsoft Лея за рынок программного обеспечения. Например, раздает в подарок к своему браузеру антивирус, чем вставляет палки в колеса Kingsoft.

Китайский рынок смартфонов перспективен – этого не могут отрицать даже недоброжелатели Лея. China Mobile – самый крупный сотовый оператор в мире, число пользователей которого на конец мая составило 677 млн абонентов. Сравните это со 100 млн пользователей крупнейшего оператора США – AT&T. Это меньше, чем у China-China Telecom и China Unicom, двух ближайших преследователей China Mobile, вместе взятых.

Набирает обороты и мания на смартфоны. Они составили больше половины продаж всех мобильных устройств в Китае в этом году, а в следующем достигнут аж 76%, сообщают аналитики Nomura. В одной только этой стране 230 млн людей являются пользователями 3G, присоединяются к радужным для Лея показателям Topeka Capital Markets.

Надо также понимать, что доля Xiaomi на рынке мала. В целом до конца года в Китае будет продано около 140 млн смартфонов, а продажи Xiaomi за второй квартал 2012 года – 33,1 млн экземпляров. Получается, что доля MI-One всего 5% от общего количества устройств. Однако одновременно это означает и прекрасные возможности для роста. У Xiaomi есть как минимум одно очевидное преимущество перед более могущественными конкурентами: если iPhone 4S в Китае стоит $790, то MI-One – $320.

Все игроки рынка готовы отчаянно бороться. Nokia, Research in Motion и HTC готовы сделать все, чтобы потеснить гигантов Apple и Samsung. В этой ситуации Xiaomi пытается занять нишу между «элитными» конкурентами, с одной стороны, и «дешевыми-насколько-возможно» – с другой.

Лей тем временем становится все богаче. В июне Xiaomi привлекла $216 млн венчурного капитала. Среди инвесторов – Morningside Group, Qiming Venture Partners, IDG, Temasek и основатель DST Юрий Мильнер. Вся компания, как уже было сказано, в результате была оценена в $4 млрд. Лей остается самым крупным акционером с долей в 30%, по данным некоторых источников. Следовательно, он уже миллиардер.

Чтобы остаться в клубе супербогатых людей, Лею необходимо поддерживать высокий спрос на продукцию Xiaomi и сохранять собственный культовый статус в глазах фанатов. Постоянные сравнения со Стивом Джобсом не делают его привлекательнее для американцев, но на китайском рынке идут исключительно на пользу. «Китаю просто необходим свой Стив Джобс. Очень многие желают ему успеха», – говорит гендиректор торговой группы Great Wall Club Вен Чу.

Это не будет легко

«Создать в Китае свой собственный Apple будет сложно, – полагает представитель шанхайской консалтинговой фирмы RedTech Advisors Майкл Кленденин. – Как бы хорошо я ни относился к Лею Джуну, он не Стив Джобс в вопросах создания экосистемы сервисов и устройств».

Пока долгосрочной целью Xiaomi является выход на иностранные рынки. Huawei и ZTE это сделать уже удалось. Готова ли компания выйти за пределы Китая? Это станет ясно уже в следующем году. Сейчас компания ведет переговоры с европейскими операторами Telefónica и Vodafone – пока, правда, никаких контрактов подписано не было. В Китае существуют контракты о распространении MI-One с местными операторами, однако две трети смартфонов по-прежнему покупаются через сайт Xiaomi. Ханс Тунг, партнер в Qiming Venture Partners, отмечает, что если компания достигнет заветной планки в 6 млн проданных смартфонов, ее годовая прибыль составит $2 млрд.

Сохранить подобные темпы – еще один вызов. То, что в 2011 году казалось лакомым кусочком, стало водоворотом смартфонов конкурентов. Цена некоторых смартфонов на базе Android и Windows достигает уже $100. И это не предел.

«Результаты грандиозны, а вот прибыль становится слишком скромной», – считает Марк Наткин, управляющий директор пекинского Marbridge Consulting.

Лей же продолжает настаивать, что его это совершенно не заботит: «Мы никогда не собирались зарабатывать на продажах самих устройств. Поэтому ценовая конкуренция никогда нас не коснется». Смелое утверждение, но это, разу­меется, неправда. Снижение цены неизбежно затронет Xiaomi, как и всех остальных.

Для того чтобы сохранить позиции на рынке, Xiaomi нужно завоевать верность простого покупателя. Возьмем для примера Жанга Джи. Возраст – 24 года, профессия – редактор в журнале. По словам Жанга, он выбрал MI-One в первую очередь из-за впечатляющих технических характеристик. Операционную систему он описывает как «классную и удобную в использовании». Однако обратим внимание, что юноша не стал тратиться на приложения вообще. И сказал, что, имея достаточно денег, предпочел бы купить iPhone.

«Apple – великолепная компания», – говорит Лей. Очевидно, что для того, чтобы вступить в открытый бой с такими конкурентами, как империя Стива Джобса, Xiaomi нужно пройти долгий путь. Однако Лей уверен, что однажды момент настанет. И если вы ему верите, значит, Xiaomi уже сделала один большой шаг вперед.

Xiaomi была основана в 2010 году, а первый смартфон выпустила осенью 2011-го. Вместо запланированных 2 млн устройств компания продала уже 7 млн «умных телефонов». Появившаяся менее трех лет назад компания оценивается в $4 млрд, по итогам года ее выручка составит около $2 млрд. У Xiaomi примерно 4 млн поклонников в соцсети Weibo, многие из которых готовы прогулять работу, лишь бы купить новый смартфон любимого производителя в первый же день продаж. «Китай созрел для собственной Apple, HTC или Samsung», — уверены инвесторы Xiaomi.